sergej_manit (sergej_manit) wrote,
sergej_manit
sergej_manit

Categories:

Мечты художника Льва Эппле

Оригинал взят у donna_benta в Мечты художника Льва Эппле
Рада представить недавнюю новинку - книгу о художнике Льве Артуровиче Эппле. Ее выход вызвал множество эмоций - информация о свердловском иллюстраторе детских книг собиралась участниками нашего сообщества буквально по крупицам, 5 лет назад нам даже посчастливилось получить письмо от его дочери Татьяны Львовны Михайловой, а теперь можно познакомиться с серьезной монографией, в которой освещены все этапы жизни и творчества Льва Эппле.




Алексеев, Е. Лев Эппле / Е.П.Алексеев, В.А.Черепов. - Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2017. - 304 с.: ил.

Если учесть, что тираж книги крайне мал, всего 200 экземпляров, то хочется, чтобы она попала в руки тех, кто давно любит работы художника.



К сожалению, могу показать только несколько разворотов и фотографий, блок издания таков, что сложно фотографировать и сканировать. Но сопровожу показ небольшими выдержками из текста, чтобы вы могли составить представление.

"У Льва Артуровича Эппле была великолепная аристократическая внешность.
Осанка. Голова с крупными чертами лица, словно вырубленная из камня.
Я долго придумывал ему достойное имя. <...>
В окончательном варианте оно звучало так:
"Проспер, Жорж, Антуан, Мари Пьер, Луи Шарль,
Дю Руа ле Труазашель Шануар, Лев Артур де Эппле". (В.Волович).

Родство со знаменитым генералом Жаном-Батистом д'Эбле, спасшим остатки французской армии на Березине, остается семейной легендой. "Художник знал о своих французских и немецких корнях". Но "вопрос о национальности" "долгое время оставался для него совершенно неважным - по воспитанию, по менталитету он был представителем русской культуры. В начале тридцатых, когда в СССР стали вводить единую паспортную систему, в графе "национальность" он написал "немец", хотя с не меньшим правом мог написать и "француз", в то время никто не предполагал, что этот выбор станет для него роковым".
В детстве в семье Эппле было трое детей: кроме самого старшего Льва еще младший брат Николай и сестра Вилли.


 


Отец  Артур Эрнестович, потомственный москвич, представлял в России Египетскую хлопковую компанию. Мать Ольга Оттовна во время учебы в гимназии подружилась с Натальей Сатиной, будущей женой композитора Сергея Рахманинова. "...Рахманиновы не раз посещали семейство Эппле. Ольга Оттовна имела хороший голос (меццо-сопрано), на этих семейных встречах она иногда пела, а Сергей Рахманинов, оценивший ее голос и музыкальные способности, аккомпанировал ей на рояле".
Музыка играла огромную роль и в жизни Льва Эппле. Он вспоминал: "Меня учили играть на скрипке, немножко - на фортепьяно... Я ни одного концерта в Москве не пропускал. Шаляпина слышал три раза. С ума сойти, что это такое... Это было самое сильное впечатление всей моей жизни. Я вообще могу сказать: я не зря жил на земле. Потому что я слышал Шаляпина..."
Но главной мечтой юного Льва Эппле было желание стать архитектором. Осуществлению помешала революция: последовал призыв в армию, служба фельдъегерем при Всероссийском штабе РККА, учеба в школе ВВС и освоение специальности фотограмметриста, выполняющего планы местности по результатам аэрофотосъемки. Затем мобилизация и учеба в студии Кардовского, которая совмещалась с работой все тем же чертежником.
Отступая в сторону, можно отметить некую подмену: если не архитектором, то чертежником... Так или иначе, сохранялась тяга к четким линиям, которую можно ощутить и в иллюстрациях Льва Эппле 30-х годов. За 10 лет им было оформлено около сорока книг, в том числе несколько для Детиздата ("Степь" Уйды, "Илью Муромца" и "Царевну-лягушку" показывали в нашем сообществе).
В "Илье Муромце" четкость линий становится поводом для интересной игры, которую замечает каждый читатель. А вот как об этом написано в монографии: "...художник попытался создать игровую комбинацию из двух рисунков со сходными композиционными схемами, а проще говоря, показать событие "до" и "после". Приведенному на княжеский двор пленному Соловью предлагается продемонстрировать свою чудесную силу, но богатырь предупреждает: "Засвищи-тко ты ты в полсвиста соловьего", однако коварный разбойник  свистит во всю мощь, так, что "Маковки на теремах покривились <...>" На первом рисунке "все в порядке": стройные терема, любопытные зрители окружают связанного злодея, на втором - здания изгибаются будто гуттаперчевые, народ пал на землю и только один Илья Муромец, недвижимый как скала, с укоризной смотрит на нарушителя порядка".




Л.А.Эппле с женой Софьей Арсеньевной. 1935.


Остановлюсь подробнее на одной из наиболее примечательных работ того времени - книге "Мечта пилота" Михаила Водопьянова, она была выпущена издательством "Молодая гвардия" в 1936 году.
"Легендарный летчик, одним из первых в стране удостоенный звания Героя Советского Союза за спасение челюскинцев, неожиданно для многих обращается к литературному творчеству. Его первой книгой становится фантастическая повесть, но Водопьянова меньше всего интересует далекая от реальности выдумка. Действие книги происходит в ближайшем будущем, в 1938 году, летчик Бесфаитльный мечтает покорить Арктику, и ему в конце концов удается, преодолев все трудности, посадить свой самолет на Северном полюсе. Автор не скрывает, что мечта Бесфамильного - его мечта: "В заключение мне хочется выразить глубокую уверенность в том, что в ближайшие годы подобные экспедиции станут обычным делом в нашей великой социалистической родине. Я уверен, что даже такая грандиозная задача, как освоение Северного полюса, станет в самое ближайшее время неотложным делом для Советского Союза. И тогда, кто знает, быть может и осуществится "мечта пилота"..." Перед нами продуманный во всех деталях план конкретной экспедиции. Полярный исследователь Отто Шмидт рассказывал, что обратился к Водопьянову с просьбой разработать проект полета на полюс: "В назначенный срок тов. Водопьянов сообщил мне, что бюрократических записок он составлять не умеет, а вместо этого изложил техническую идею полета в виде романа. Так родилась его книга "Мечта пилота". Правда, этот технический вариант, который осуществляет летчик Бесфамильный в этой книге, сильно отличается от окончательного плана, который мы впоследствии приняли. Но все же первая разработка была сделана, начало большому делу положено".





Художник разделяет уверенность летчика в возможности осуществления подобного проекта. В его иллюстрациях нет и намека на фантастичность происходящего, напротив, коричневато-охристые рисунки близки по подаче к ретушированным фотографиям цвета сепии, хорошо знакомым советским гражданам по репортажам о героическом покорении северных просторов. В них запечатлены суровая природа Арктики и реальная авиационная техника. Вот величественные самолеты, напоминающие АНТ-6, летят сквозь туман над вмерзшими в лед судами, вот сбивающий с ног ураганный ветер грозит лагерю полярников катастрофой, вот человеские фигуры в летных комбинезонах утопают по колено в снегу. Художнику, конечно же, потребовались консультации опытного пилота. Сотрудничество стало полезно для обоих: Эппле создал выразительные иллюстрации, Водопьянов привлек к своему проекту всеобщее внимание. Произошел уникальный в истории литературной фантастики случай, когда автор, предложивший фантастический проект, сам его и осуществил. Не пройдет и двух лет после выхода книги, как Михаил Водопьянов посадит свой самолет в район Северного полюса, доставив на дрейфующую льдину группу Ивана Папанина".







Мечта пилота осуществилась, но Льву Эппле отдаться собственным мечтам удалось лишь спустя много лет. Сороковые годы стали черной полосой в его жизни.
Когда началась война, Эппле искренне полагал, что его место на фронте, и дважды обращался на призывной пункт, однако каждый раз получал отказ. А 6 сентября вместе с братом и сестрой, как и многие другие московские немцы, неожиданно получил предписание и был отправлен в Карлаг - Карагандинский лагерь ГУЛАГа. В  начале 1942 года его перевели в Севураллаг, в Свердловскую область, мобилизовали в "Трудовую армию", на лесоповал.




Лишь через два года после депортации Льву Эппле удалось наладить связь с женой, которая была в эвакуации.
"В сохранившихся письмах Льва Артуровича чувствуется его твердый характер, он не любил стенать и жаловаться, напротив, старался подчеркнуть, что даже в сложных условиях ему удается оставаться творческим человеком.
В письме от 9 января 1944 года художник сообщал: "Прости, что долго не писал, но у меня сейчас большой кризис с бумагой, карандашами и временем. Сейчас я циркулирую в качестве художника между Пышмой, Ивделью и Ликиным: везде рисую плакаты, картинки и лозунги. В Ивдели я начал серию картин на тему "Зверства фашистов", размер каждой картины 150 см х110 см, материал - грубо сколоченные доски и сажа. Я стараюсь делать очень серьезные вещи, которые не стыдно бы было показать в Москве. К сожалению, меня всегда торопят, и мне не удается довести ни одной вещи до конца так, как я хотел бы..."
Профессия художника помогает выжить, а мысли об искусстве спасают от отчаяния и душевного надлома. Удивительно письмо от апреля 1945 года, приведенное в книге:
"...Я люблю искусство и все прекрасное на земле, какое оно есть. Я по-прежнему думаю, что если бы не было великих гениальных произведений, если бы не было природы, если бы не было тебя и Танечки, то мне бы не было смысла жить. Но вся беда в том, что всем этим нужно активно наслаждаться, т.е. самому творить, чего я сейчас не могу, ибо делаю только копии с чужих вещей. Природы не вижу, кроме леса и звездного неба. Музыку слушаю через дребезжание плохого репродуктора, картины вижу в виде репродукций в Большой советской энциклопедии, а ты и Танечка далеко и так редко пишите!! Но зато, если мне попадается книжка великого писателя, то какое это наслаждение. Я благославляю небо и благодарю судьбу, давшую мне жизнь..."
И это написано в лагере, в сложнейших условиях!
В 1946 году из Москвы была депортирована и жена Льва Эппле вместе с дочерью, но зато самого художника расконвоировали. Они смогли соединиться на поселении в Сосьве. А уже в 1947 году благодаря поддержке Дементия Шмаринова, с которым учился у Кардовского, Эппле получил заказ от Свердловского издательства на иллюстрации к сборнику Д.Мамина-Сибиряка "Для детей".

В монографии много места отведено новому творческому периоду в жизни Эппле - 50-70 годам.




Сюжет о "Сказках" К.Чуковского с иллюстрациями Л.Эппле из киножурнала "Советский Урал" (1956, №10).
Кинопленку выпуска художник послал в подарок писателю. К сожалению, в сети Интернет этот журнал обнаружить не удалось.



Но остановлюсь лишь на нескольких малоизвестных книгах, в надежде, что кто-нибудь покажет их целиком.
В 1953 году в Свердловском книжном издательстве вышла сказка Афанасия Салынского "Петины игрушки" с цветными иллюстрациями Льва Эппле.
"Незамысловатая история о том, как игрушки убежали от мальчика Пети, который разбрасывал и ломал их, представлена визуально привлекательно. Яркие игрушки: плюшевый медведь, тряпичный заяц, озорной Петрушка, деревянный матрос - изображены на обложке, а затем в компании других персонажей спасаются бегством, путешествуют по городу, живут в лесу, радостно танцуют. Акварельной заливкой Эппле передает фактуру и характер игрушечных героев, а главное - обаяние детского мира. Нравоучительность и прямолинейность текста смягчены выразительными композициями..."





В 1956 году Эппле была оформлена книга русских народных песенок "Ладушки". Это эскизы титульного и еще двух разворотов из частного собрания. Соответствуют ли они самому изданию? И с этими ли рисунками книга переиздавалась в Свердловске в 1969 году?







А сказка "Дикие лебеди" 1958 года в совсем ином духе и выглядит предшественницей книги-панорамы "Золушка".
"Тоновые рисунки строятся на градациях серых и розовато-охристых оттенков, на сочетании строгости линий и размытости цетовых пятен. Так художник стремится передать печально-возвышенную атмосферу сказки о любви и жертвенности. Утонченность фигуры Элизы, условность лиц братьев-принцев, похожих друг на друга, призрачность волшебницы Фата-Морганы - все результат осознанных художественных поисков".







Надеюсь, более полное представление о монографии даст ее содержание:







Строчка из монографии о фильме Бориса Галантера "Там, где твой дом"  заставила вспомнить, когда впервые услышала это название - от etta_place,  в том самом давнем разговоре с Татьяной Михайловой. Тогда фильм был недоступен. А сейчас решилась на поиск в Интернете и вот результат: оказывается, мы теперь можем  своими глазами увидеть Льва Артуровича Эппле, услышать его голос, рассказ о работе над проектом мечты "Пешеградом"! Сюжет о художнике следует сразу за вступительными титрами.



Для тех, кто захочет послушать воспоминания художника Виталия Воловича о Льве Эппле, предлагаю видеосюжет и об этом.







Tags: Эппле, фильм, художник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments