sergej_manit (sergej_manit) wrote,
sergej_manit
sergej_manit

Category:

Дома без крыш...

Оригинал взят у alexander_pavl в Дома без крыш
Шестидесяте годы всё дальше от нас. Уходят последние шестидесятники, последние свидетели блистательной вспышки напрасных надежд.
Ушла Новелла Матвеева. Дверь захлопнулась.

Novella

На двухмачтовой шхуне к югу, мнилось, мы улетим...
А теперь выясняется вдруг, что лететь не хотим.


Будучи скептиком, Новелла Матвеева всегда выстраивала дистанцию между своими героями и обществом. Они – «внутренние эмигранты». Ассоль, Дэзи, герои сказок Андерсена, безымянная девушка из харчеевни, девочка с родственниками в стране Дельфиния, рулевой с корабля в холодном море, так и не увидевший домового, все они, даже если не бегут от людей в буквальном смысле слова, всё равно уходят внутрь себя. Недостроенные дома на окраине, где улицы не имеют имён, мусор под ногами, таинственная жизнь забытых и потерянных вещей – поэзия пустырей и задворков.

Ах, вернись,
Вернись, вернись...
Ну, оглянись,
По крайней мере.

Новелла Матвеева всё всегда понимала правильно, она с самого начала предупреждала тех, кто хотел её слышать, что кораблик – бумажный, свёрнутый из вчерашней газеты, а звери, они, понимаете, линяют в лесу, приобретают новый окрас, позволяющий им сливаться с фоном. Только солнечный зайчик не линяет, и его не поймать.

Кто-то скажет, что последние стихи Новеллы Матвеевой свидетельствуют о том, что последоватльная, изумительно изобретательная и трезвая беглянка от злобы дня вляпалась-таки в кучу дерьма и вымазалась в зловонной жиже. Тем не менее, на поверку эти стихи оказываются ни чем иным, как набором общих мест, отражением массовых умонастроений, мнений толпы, но самой Новеллы Матвеевой там нет. Нет личной позиции автора – только фиксация происходящего. Грязь, злоба, стекают по строчкам, однако кто это говорит? Во всяком случае, не Новелла Матвеева, а её персонаж. Да, вот такие нынче персонажи, а чего вы хотели? Все стихи, все песни Новеллы Матвеевой (почти все) идут от лица персонажа, который непременно стоит между автором и слушателем (читателем). Это театр. Новелла Матвеева виртуозно жонглирует масками, не совпадающими с её лицом, и всегда не прочь подчеркнуть дистанцию между собой и героем песни. Когда-то персонажами были нежные девушки, слушавшие ветер, а теперь - злобные косноязычные читательницы газет, и это надо принять, потому что девушек унёс ветер, и больше они не вернутся, потому что им некуда возвращаться.

Да и сама Новелла Матвеева проскользнула сквозь цепкие пальцы истеричной толпы солнечным зайчиком и исчезла.


Tags: грустное, песня, поэзия, события
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments