December 5th, 2017

аа

Книга на выходные: Чудесное сказанье о волшебном пауке

Оригинал взят у leninka_ru в Книга на выходные: Чудесное сказанье о волшебном пауке



Принцесса Лера : сказка Николая Кронидова / Рис. Н.Калмакова. — Санкт-Петербург : Издание авт. : Хромолитография О.Д.Бороздина, 1911. — 40 с. : цв. ил.; 34 см.

Отчасти сюжет напоминает «Принцессу на горошине», но до принцессы, которая сочувствует пауку, а не мушке, не додумался в своих сказках не то что Андерсен, а даже и Уайльд.

Сведений об авторе — Николае Кронидове — нет, не найти и других его книг, а любопытная статья о художнике книги на сайте raruss.ru утверждает, что Кронидов — это псевдоним самого Николая Константиновича Калмакова. Очень похоже на истину. Рекомендую статью целиком (18+), здесь цитирую из неё только то, что относится к книге:

[Принцесса Лера, 1911 год, сказка в стихах. Иллюстрации и страницы]
Отец славного князя Милона решает женить своего сына. Но ни одна из девушек не подходит строптивому красавцу. Он ищет ту самую, единственную княжну, которую когда-то видел во сне. И вот в одну из ненастных ночей на пороге дворца князя появляется испуганная девушка, в которую Милон влюбляется без памяти. Но действительно ли это она, та самая, неповторимая принцесса, которую он так долго и безуспешно искал?

Обложка:


Книга иллюстрирована художником как целостный организм, в традициях мирискусников. Индивидуальность Калмакова проявилась в интересе к скандинавским мотивам, использованным в оформлении книги.

С. 1. Иллюстрации я специально вырезала практически без полей, чтобы вы их могли лучше рассмотреть:


С. 5:


С. 7. Наш человек был князь Милон, родственная душа, даром что белокурая бестия. Вот чьё здесь влияние точно прослеживается — это «Евгения Онегина», описан и утренний туалет героя, и круг его чтения:


Живописец видел книгу единым целостным организмом, заботясь не только об её иллюстрировании, но и об элементах её оформления, следуя при этом идее соавторства поэта и художника.

С. 13. «Царь, в могучие объятья захватив княжну, ведёт, на ковры в сенях кладёт...»:


В характеристике героев Калмакова присутствует гротесковость и узорчатость, также напоминающие о стилистике мастеров «Мира искусства». В своих иллюстрациях он много и часто использует фантазийный узор, состоящий из кельтской плетёнки и элементов скандинавского звериного орнамента дороманского периода. И это ещё раз указывает на Калмакова как на представителя именно петербургского модерна.

С. 16. «И вокруг княжны-девицы сорок девушек гурьбой, точно пчёл жужжащий рой»:

С. 23. Лешенята, принцесса и водяной:


С. 29. «Ты ль мне послана судьбою?»:


С. 34:


С. 35. Принцесса и паук:


С. 38, концовка:


С. 39. Счастливый конец...:


C. 40. ...Для всех, кроме мушек:


Репринт этой очаровательной книги можно купить в нашем сувенирном магазине.




Понравилась сказка?


аа

" Нам представляется большим всё малое порой" ...

Удивила мысль --

"достаточно произнести «современное искусство» - и ты перестаешь быть просто вандалом, извращенцем и сумасшедшим, превращаясь в «творца».
А твой оппонент, по умолчанию – в плебея. Очень удобно, правда?"...

-- я то обычно думаю про «современное искусство» что это именно извращение и есть ))) ...

Пишет deadOKey (deadokey)
- и обсуждение хорошее --
https://deadokey.livejournal.com/359067.html

Фотограф сжигает русские деревни ради "современного искусства"




Вчера в сети наткнулся на большое интервью известного в определенных кругах фотографа Данилы Ткаченко. Сразу хочу отметить: критиковать и осуждать коллег, работающих в различных экспериментальных жанрах – не в моих правилах. Но когда их деструктивное творчество выбирается из стен уютненьких арт-пространств и начинает уничтожать реальные объекты – молчать не нужно.

Так вот, для своего очередного фотопроекта Данила Ткаченко сжег несколько заброшенных домов в деревнях. Судя по фото, некоторые сгоревшие дома могли быть старинными и имели владельцев. Проект, кстати, называется «Родина». Как же характеризует свои «творческие порывы» креативный фотограф?


Данила Ткаченко. «Родина», 2017
© Данила Ткаченко

https://ic.pics.livejournal.com/worobioff_ku/24226002/47182/47182_300.jpg



«Современное искусство» все чаще стало напоминать мне детскую игру в догонялки с возможностью спрятаться в «домик». Этот термин стали использовать все больше и больше странных личностей, которые нарушают чужие границы. Но достаточно произнести «современное искусство» - и ты перестаешь быть просто вандалом, извращенцем и сумасшедшим, превращаясь в «творца». А твой оппонент, по умолчанию – в плебея. Очень удобно, правда?

В интервью журналу «Colta» деятель искусства охотно делится подробностями о том, как он «жег» в заброшенной деревне. Привожу фрагмент интервью:

- «— Ты недавно закончил новый проект «Родина». От чего очищался на этот раз?

— От ностальгии по старым вещам, она меня как-то притягивала. Сжигание хлама расставило некие точки внутри меня.

— С чем именно была связана ностальгия?

— Вот ты попадаешь в деревню, в которой жили люди, видишь их вещи — письма, фотографии, кучи журналов и газет, и вся эта трухляшечка начинает тебя захватывать, очаровывать. Можно засесть на чердаке и сидеть там сутками. Я провел много времени в этих домах. Там нет электричества, но есть нормальная постель и печь. И вот ты там сидишь, копаешься целыми днями и погружаешься в некое замутненное состояние. Такую тарковщину. Есть у него это состояние сновиденческого блуждания. В какой-то момент я решил расстаться с этим радикальным образом. Конечно, это по-русски: взять и на хрен сжечь. Нелогично и неправильно, но я и не претендую на какую-то правильность. После двух лет для меня это был самый логичный выход из ситуации.

— Как ты понимал, что эти дома — ничьи?

— Там дорога — сразу видно, ездят по ней или не ездят. Я не сжигал дома, в которых еще можно жить. Те дома, которые я выбирал, были гнилые, с проваленной крышей. Никому ничего плохого я не делал. Я думал так: можно копаться в этом говне или сжечь, оставить площадку, завершить этап. Сейчас другой мир, где есть интернет, и опыт поколений никому не нужен. Не думаю, что это плохо. Просто переход из одного состояния в другое.

К проекту с деревнями у меня до сих пор очень неоднозначное отношение. Есть в нем какое-то смакование горящих объектов. И огонь слишком отвлекает. Возможно, топорный проект получился. Хотя все мои проекты простые...»

Совсем недавно мы с вами обсуждали Кучепалду и спасение деревень Русского Севера. А сегодня любой «творец» считает, что он вправе просто сжечь чей-то дом. И им, разумеется, будут восхищаться. Проблема состоит еще и в том, что все это «искусство» задает определенные тенденции. Я не хочу, чтобы какие-то безумцы жгли то, что другие всеми силами пытаются сохранить.

Что не так с этими людьми? Почему они даже не понимают, что творят? Как можно защитить от них дома? И, да: как можно охарактеризовать эту «фотосессию» с юридической точки зрения? Видимо, Даниил не понимает, что ветхость дома не гарантирует того, что у него нет собственников...