October 23rd, 2017

аа

К. Ю. ЛЯНДАУ. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОДНОГО РУССКОГО БИБЛИОФИЛА

Оригинал взят у lucas_v_leyden в К. Ю. ЛЯНДАУ. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОДНОГО РУССКОГО БИБЛИОФИЛА (начало)

На первый поверхностный взгляд поэзия русского модернизма и современное ей книжное собирательство существуют почти в разных вселенных и могут быть объединены (в стиле загадок Безумного Шляпника) лишь тем, что для обоих явлений начало ХХ века – период высшего расцвета. В самом деле, легким попустительством судьбы мы имеем весьма подробное представление о составе библиотек крупнейших наших поэтов – Блока1, Сологуба2, Вячеслава Иванова3 - и ни в одной из них мы не находим следов собирательских усилий: составлены они в разных долях из подношений современников и книг, потребных для работы. Чуть в большей степени библиофилом был Брюсов4: его библиотека (сильно прореженная, но все же сохранившаяся с известной полнотой) несет на себе следы забот и комплектаторского толка, и сугубо практического - часть книг одета в заказные недешевые полукожаные переплеты, причем на некоторых экземплярах сохранились его строгие указания мастеру, предписывающие сберечь обложку и поаккуратнее обходиться с обрезкой полей. Некоторыми типичными библиофильскими свойствами обладал и Волошин – что, в частности, послужило причиной ссоры его с одним из коктебельских постояльцев: он так и не простил Мандельштаму невозвращенное им итальянско-французское издание «Божественной комедии»5.

Collapse )



аа

Алексино - руины усадебной культуры

- Дворец, в строительстве которого приниал участие Казаков,  усадьба в которой бывал Грибоедов, музей, директором которого был Пришвин ...

Оригинал взят у galik_123 в Алексино - руины усадебной культуры


Несмотря на то, что уже вечерело, из Хмелиты мы двинулись к соседям Грибоедовых - Барышниковым, в усадьбу Алексино под Дорогобужем. Грибоедовы и Барышниковы были в приятельских отношениях и часто посещали друг друга.
Collapse )
аа

Вы можете стать их следующей жертвой

Оригинал взят у alkopona в Вы можете стать их следующей жертвой


Загадочные и далекие от суровых, северных реалий, теплолюбивые сфинксы из самого Египта, занимают одно из лучших мест на Университетской набережной. Не даром возле их каменных тел тоннами селфятся китайцы, ведь эти скульптуры являются отражением своеобразного мистического духа, окутывающего дымчатой вуалью весь Петербург. У ног каменных гостей нашего города всплывают утопленники, по их желанию в жителей нашего города вселяется нечистая сила. Лица этих истуканов меняют свои эмоции в течение всего дня, а людей которые доставили их в наш славный город, оторвав от родины, постигла не самая завидная участь. Так что же скрывается за улыбками этих каменных изваяний?

Collapse )