November 10th, 2016

аа

Простая рязанская женщина более 30 лет правила Монголией

Оригинал взят у visualhistory в Простая рязанская женщина более 30 лет правила Монголией
Не секрет, что иногда страной управляют не столько презеденты, короли, генсеки, сколько их жёны. Многие теперь знают историю Евы Перон, но, оказывается, есть не менее потрясающая история простой рязанской девушки Насти, которая волей судьбы и компетентных органов оказалась замужем за молодым монгольским генсеком Цеденбалом.
Оказавшись в 1947 году в Улан-Баторе Анастасия Ивановна Филатовна развила там такую бурную деятельность, что историки теперь спорят, кто там реально стоял у руля до самой отставки Цеденбала в 1984-м.
Вот здесь об этом очень интересно написано.

После свержения народной власти в 1990 году монголы рещили вычеркнуть имя Анастасии Филатовой-Цеденбал (также как и её супруга) из своей истории, но спустя годы одумались: признали большие заслуги иноземки перед страной и даже поставили ей памятник:

Цеденбал-Филатова.jpg

аа

"Давайте познакомимся": семейный альбом

Оригинал взят у red_balls в "Давайте познакомимся": семейный альбом


Было раньше такое исчезнувшее ныне понятие, как "семейный альбом". Это необязательно был альбом с фотографиями.
Нет, само это понятие возникло, когда фотография еще не появилась, зато умения рисовать, писать стихи или музицировать считались
необходимыми для любого образованного человека. Такие альбомы были у милых барышень или в почтенном семействе, иногда миниатюры
для него рисовал сам Соколов, а стихи писал случайно заглянувший в гости Пушкин, но иногда рисунки делала лучшая подруга,
а стихи писала любимая тетушка.

Вот именно про такой альбом и хочется вспомнить.

Много лет замечательный художник Николай  Жуков делал зарисовки: быстрые, сиюминутные или наоборот - очень тщательные, использовал
разные материалы, применял разную технику, но эти рисунки объединяло многое. На этих рисунках художник "схватывал" различные сценки
из жизни своих трех детей, из жизни их друзей, соседей, знакомых - и получился вот такой детский альбом. Альбом, созданный очень острым глазом,
его автор - тонкий наблюдатель, умеющий поймать момент и сумевший эти пойманные моменты увековечить и донести до нас. Одни названия
(а давал их именно художник) чего стоят: "Обида проходит", "А я сам!",  "Вкусный пальчик", "Сама оделась"!

Рисунки эти печатались в газетах, журналах, на открытках. А в 1958 году вышла целая книга-альбом под названием "Давайте познакомимся"
(всего была два варианта издания - попроще и подороже):

Про нас и про вас

В этой книжке
Всё про нас:
И рисунки
И рассказ.

Есть художник в нашем доме,
Он рисует нас в альбоме.
В вашем доме, верно, тоже
Детвора на нас похожа.

Если да, то наш рассказ
И про вас.

Стихи специально под рисунки Николая Жукова написал Владимир Томсен.

Collapse )


В семье Томсенов сохранились уникальные материалы, по ним хорошо видно как готовилась эта книга 1958 года: художник приносил подписанные рисунки, а поэт старался придумать стихи-подписи к ним. После выхода книги в 1958 году Жуков с Томсеном задумали продолжение, однако с выходом новой книги что-то не сложилось, и она осталась  в виде макета.

Collapse )


Приступая к новому изданию мы не хотели просто повторить книгу 1958 года, ведь сейчас совсем иные возможности полиграфии,  а нам так хотелось передать этот искренний дух семейного альбома, дух свободных зарисовок, избежать формальности, неестественности.  Мы хотели уйти от схемы той книги - прямоугольное фото с рисунком и подпись под ним, хотели передать очарование и естественность оригинального рисунка, его теплоту и искренность. Поэтому мы просто воспроизвели рисунки как они есть, убрав только излишнее пожелтение (а некоторые рисунки датированы 1944 годом), передав старую фактуру бумаги, легкие полутени, росчерк карандаша, растушевку линий -  не вычищая рисунки до хрустящей белизны и  технической безупречности 21 века, эти рисунки должны были остаться подчеркнуто рукотворными, созданными тогда, более 50 лет назад.

Именно поэтому нам пришлось отказаться от печати на офсетной бумаге: передать малейшие оттенки, неровности было невозможно, рисунки на ней получались более плоскими, более формальными. И мы взяли дорогую матовую мелованную бумагу с пухлостью, именно на ней мы смогли получить тот результат, которого хотели добиться.

Отталкивались мы от сохранившихся оригиналов, добавив к ним то, что готовилось для второй книги, именно поэтому наша книга не повторяет то издание 1958 года не только по виду, но и по содержанию.

Collapse )