December 19th, 2015

новогод

КАЙБОТТ ГЮСТАВ -- ОРИГИНАЛЬНЫЙ ТАЛАНТ ИМПРЕССИОНИЗМА

Оригинал взят у veniamin1 в КАЙБОТТ ГЮСТАВ -- ОРИГИНАЛЬНЫЙ ТАЛАНТ ИМПРЕССИОНИЗМА




Кайботт, Гюстав(1848–1894) Gustave Caillebotte — оригинальный талант импреcсионизма.

Автопортрет. Кайботт Гюстав
Автопортрет. Кайботт Гюстав (1848–1894)Gustave Caillebotte, Франция.

Оригинальный и талантливый импрессионист, который полностью присоединился к импрессионизму почти сразу после их первой общей выставки, а умер за несколько лет до того времени, когда
импрессионизм наконец побил, пересыпанный нафталином, напыщенный академизм и вышел вперёд.

Caillebotte,impressionism
Балкон на бульваре Осман (1880)
Un balcon (1880) Gustave Caillebotte (1848–1894)


Это была интересная идея. Художник показыват нам вид с балкона глазами этих мужчин. Очень смотрится.

По поручению имератора Наполеона III барон Haussmann (читается по-француски Осман ) перестроил Париж и создал знаменитые парижские бульвары. Перестройка Парижа, это
слишком большая тема.
Но для понятия следующих картин скажу, что многим, по-настоящему многим парижанам не понравился Париж бульваров.

Тогда развились бульвардье. Это были состоятельные мужчины из общества, которые выходили пройтись по бульварам с тросточкой в руке, после позднего завтрака. Иногда могли подцепить для
разнообразия модистку, или какую-нибудь шляпницу, которая несла готовый товар к клиентке . Почему бы и нет? Эта картина смотрит как раз на бульвар имени самого этого барона
перестройщика--бульвар Османа.
Художник жил пару лет в гостинице с братом на этом бульваре Османа.




Collapse )

новогод

Иван Дмитриевич Василенко (1895 – 1966 год) (II) окончание.

Экзамен на зрелость


Во время войны в эвакуации состоялась встреча Ивана Дмитриевича Василенко с писателем, ставшим для него с ранней молодости высоким
и важным авторитетом в жизни и литературном творчестве. Этим писателем был Викентий Викентьевич Вересаев. Живо всплывали в памяти
Ивана Василенко ночи, проведённые за книгами любимого автора, в Бессергеновке, где он работал учителем. Когда за окном моросил тоскливый
дождь и на тёмной сельской улице стояла непролазная грязь, молодой учитель придвигал поближе закопчённую керосиновую лампу и раскрывал
книгу в синей обложке. Это было приложение к журналу «Нива». Рассказы и повести Вересаева запомнились на всю жизнь, особенно
«Записки врача», «Без дороги», «Рассказы о японской войне», «Живая жизнь».


В. В. Вересаев. "Повести. Рассказы".
В. В. Вересаев. "На японской войне". "Живая жизнь"
В. В. Вересаев. "Записки врача".
Collapse )
новогод

Иван Дмитриевич Василенко (1895 – 1966 год)

Вот эту книжку я с удовольствием читал ещё до того как пошел в школу ))  --

Фотографии в альбоме «Неразобранное в Неразобранное», на Яндекс.Фотках



тут разные обложки - разных лет, но художник один и тот же -- Винокуров Б. К.  ...

А вот такую скульптуру про его знаменитого героя из другой книги - Артёмку,
- поставили рядом с музеем писателя в Таганроге --

                                               
Памятник "Артемке" у дома-музея писателя

Иван Дмитриевич Василенко. Портрет из экспозиции в доме-музее писателя в Таганроге.

«…я неисправимый провинциал,
влюблен в свой Таганрог,
в его неповторимый говор, в его море,
в его всполохи над мартенами.
Читая меня,
вы сразу увидите откуда я родом...
И. Д. Василенко»

«При одной мысли, что мы переезжаем в город, у меня в груди сладко щекотало.

Как он выглядит, город, я не знал и представлял его в своем воображении, как мог.
Против волостного правления, где мы раньше жили, протянулась коновязь – длинное
бревно на вбитых в землю кольях. Однажды я сел на нее, обхватил ногами бревно,
а головой опрокинулся вниз. И мир в моих глазах стал другим: деревья, избы,
колокольня с золоченным крестом – все показалось праздничным, все купалось
в голубом небе. И я от радости закричал: «Ой-ой-ой! Как в городе!»

Такую щекотно-праздничную картину о переживаниях своего юного героя Мити
Мимоходенко описал в своей главной автобиографической книжке «Жизнь
и приключения Заморыша» замечательный таганрогский писатель Иван Дмитриевич
Василенко.

Это и многие другие его сочинения светятся таким же раззолоченным простором
детства, воздух которого этот добрый и мудрый человек сберег и подарил нам вместе
с описанием различных жизненных приключений своих героев.

Однако не нужно думать, что все так уж безоблачно было в самой жизни писателя.
Тем ценнее для нас свет его книг, которые ждут нас на полках библиотеки.



Collapse )