February 16th, 2015

аа

Фашисты в Бердичеве.

--
После начала советско-германской войны в Бердичеве оказалось много евреев, бежавших из западных районов страны. 25 августа 1941 г. все еврейское население было заключено в гетто. 15 сентября эйнзацкоманда, входившая в состав эйнзацгруппен «С», вместе с вспомогательной украинской полицией вывезли из гетто около 18 600 евреев и уничтожили их в районе хуторов Романовка и Шлемарка. Всего в районе Бердичева было расстреляно 38 536 проживавших в городе евреев. После освобождения Бердичева 5 января 1944 г. в городе оставалось в живых 15 евреев.

Екатерина Савельевна Витис была расстреляна вместе с другими евреями в Романовке 15 сентября 1941 года. До конца жизни писатель Василий Гроссман писал письма своей погибшей матери. Её история будет отражена в посвящённом ей романе «Жизнь и судьба»: мать Виктора Штрума тоже будет убита нацистами при уничтожении еврейского гетто.

Роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» оценивается многими как «„Война и мир“ двадцатого века», как из-за прямого влияния романа Толстого на Гроссмана, так и по своему значению. Центральная идея произведения заключается в том, что проявления человечности, происходящие в тоталитарном обществе, вопреки давлению такого общества, являются высшей ценностью.


Оригинал взят у radulova в Последнее письмо матери сыну
Екатерина Савельевна Витис, мать писателя Василия Семеновича Гроссмана, в 1941 году из оккупированного украинского города Бердичева написала ему прощальное письмо, которое он целиком включил в роман «Жизнь и судьба» как последнее послание матери Виктора Штрума.

8

Витя, я уверена, мое письмо дойдёт до тебя, хотя я за линией фронта и за колючей проволокой еврейского гетто. Твой ответ я никогда не получу, меня не будет. Я хочу, чтобы ты знал о моих последних днях, с этой мыслью мне легче уйти из жизни.
Collapse )

аа

Георгий Алексеевич Скребицкий. Дмитрий Владимирович Горлов.

Книжка хорошая и о художнике подсобрано нужное изрядно...

Оригинал взят у trukhina в Книги с рисунками Горлова... ГДЕ ОНИ?!?!




Д.Горлов, Г.Скребицкий





"Кто как живёт"






Издательство - Детгиз
Год - 1955
Обложка - мягкая
Бумага - офсетная
Формат - стандартный
Страниц - 38
Тираж - 50 000 экземпляров

Художник - Дмитрий ГОРЛОВ


[СМОТРИМ КНИГУ]










































Ну и о самом Художнике.

Оригинал взят у vchaplina_arhiv в О художнике Дмитрии Горлове
Несмотря на то, что Д.В.Горлов уже более полувека признан одним из классиков отечественного анималистического жанра, в интернете
(да и в печатных изданиях) о нем до сих пор нет ни одного более-менее связного обзора жизни и творчества. Даже в Википедии
о художнике Горлове нет статьи.
Данным постом мы надеемся отчасти восполнить этот досадный пробел.







Дмитрий Владимирович Горлов (02.11.1899 – 08.08.1988), русский график, скульптор, мастер декоративно-прикладной пластики, один из основоположников отечественной анималистики. Заслуженный художник РСФСР (1974).

Его дед, Петр Николаевич Горлов (1839 – 1915), знаменитый русский инженер-геолог, общественный деятель, один из пионеров в разработке угольных месторождений Донбасса, Кавказа, Средней Азии и Уссурийского края. В его честь назван город Горловка, Донецкой области, два горных перевала, а также хребет в районе Восточной части Центрального Тянь-Шаня.

[читать дальше]


У Петра Николаевича Горлова и дочери французского подданного Софии Петровны Миллер, сочетавшихся браком в 1862 году, было семеро детей. Дочери Софья и Елена были актрисами, Надежда – концертмейстером Мариинского театра в С.-Петербурге. Старший сын Владимир, выпускник Горного института, работал также заведующим библиотекой, художником-декоратором, актером. Актером стал средний сын Петр, родившийся в Горловке, агроном по образованию. Он известен как один из организаторов Ленинградского театра юного зрителя, его режиссер, актер, автор ряда пьес. Печатные работы оставил и младший сын Горловых – Николай, занимавшийся общественно-политической деятельностью.
Детство и юность Мити Горлова, родившегося в Петербурге, прошли в подмосковном Богородске, куда вскоре переехали его родители.
Художественные способности мальчика обнаружились очень рано, в два года он уже с увлечением рисовал животных, а в реальном училище был первым по рисунку. Все прочили юному дарованию будущность художника, но искусство казалось юноше несерьезной профессией.
Закончив Богородское реальное училище и в 1919 г. приехав в Москву, Дмитрий Горлов поступает в Петровско-Разумовскую сельскохозяйственную академию. Затем переходит на естественное отделение Московского университета, но вскоре уходит и оттуда. И только после этого он окончательно решает стать художником и поступает учиться во Вхутемас (1921-23).
Во время обучения во Вхутемасе Горлов работал в Дарвиновском музее ассистентом у художника-анималиста В.А.Ватагина, а также совместно с художником Д.С.Моором как художник-график.
Но главные уроки художника-анималиста он получил, наблюдая за животными и делая их зарисовки с натуры. Про это с гордостью писал в анкете: «…специальность приобрел в Московском зоопарке».



Дмитрий Горлов. Голова льва. 1926

Среди его зоопарковских друзей – 16-летняя Вера Чаплина, которая, несмотря на 8-летнюю разницу в возрасте зовет его Митей. Через 10 лет он будет иллюстрировать ее первую книгу, а их дружба растянется на шестьдесят с лишним лет.



Записная книжка Веры Чаплиной. 1925

Первой самостоятельно оформленной книгой Дмитрия Горлова стала «Лобо, король Куррумпо» Сетон-Томпсона, выпущенная издательством «Синяя птица» в 1923 году:



Здесь еще чувствуется значительное влияние лаконично-экспрессивной черно-белой графической манеры Моора, но в последующие годы Горлов, сохраняя лаконизм, стремится к утонченной фактурной конкретности в передаче облика животных, которая придает особое своеобразие его работам зрелых лет.



Барсуки. «По следам» (книжка-картинка). 1930



Голова жирафа. 1942
Монотипия. 37х28 см.

В 1928 г. Василий Ватагин приводит Дмитрия Горлова в Детгиз. Старший наставник сыграл в жизни своего ученика важнейшую роль, не только открыв ему путь в большое искусство, но и проведя по многим нужным дорогам профессии. Вместе они иллюстрировали несколько книг, среди которых «Живет, растет, движется» Софьи Федорченко (1931):



Следующую книгу С.Федорченко «Звери» (1933) Д.Горлов иллюстрирует самостоятельно, и здесь уже узнается характерная пластика его будущих керамических работ:



Вместе с Ватагиным Горлов работал и над скульптурными группами животных – для нового входа в Московский зоопарк (1936):



(фотография конца 1940-х)

В 1939-40 годах, вероятно, не без протекции своего учителя и старшего товарища, Горлов принимает участие в оформлении павильонов ВСХВ рельефами и резной решеткой:



Декоративная решетка. Павильон Дальневосточного края на ВСХВ. 1939
Дерево. 215х160 см

Однако, удивительный факт: тесное сотрудничество двух сильных и своеобразных художников не сблизило их почерков, оба сохранили творческую свободу. Но этих мастеров сближает самое главное: интерес и любовь к животным, служение общей анималистической теме.
Из письма Василия Ватагина – Дмитрию Горлову (начало 1960-х):
«Митя, дорогой и милый! Вот уже сорок лет, вернее один год прошел с того прекрасного времени, как судьба познакомила нас!… Помню, сидел я в зоопарке и драконил фазанов для Мензбира, и появился ты, востроглазый юноша, знакомиться со мной – и долго с этих пор ты сохранял свой юношеский облик и слыл моим «сынком». Теперь мы оба поседели и наши возрасты сблизились. Уже сорок лет живем мы с тобой рядом, заняты общим делом – «построением анимализма» – кое-когда я помогал тебе, и ты, всегда принципиальный и прямой, исправлял мои, к несчастью, нередкие ошибки…Таруса и Аскания, общие интересы и симпатии соединили нас, и сердечная близость не оскудевает…»

В 1933-34 годах Горлов с головой погружается в новую и увлекательную тему: он рисует звериный «детский сад», который организовала в Зоопарке Вера Чаплина.
Отдельные рисунки публикует в «Мурзилке»…



«Мурзилка» № 5, 1934

…но основной материал собирает для книги, которую в это время по заказу Детгиза пишет Чаплина.
В 1935 году их первая большая совместная работа увидела свет:



Форзац книги…



…и 3 из 85 страниц, украшенных рисунками Горлова:







На материале площадки молодняка Чаплина и Горлов делают еще две книжки для самых маленьких: «Медвежонок Рычик и его товарищи» (1936) и «Рычик и Ласка» (1947):





Обе книжки можно посмотреть полностью: http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/15359.html

Кроме того, «Малыши с зеленой площадки» вошли, как составная часть, во вторую большую книгу Чаплиной «Мои воспитанники» (1937), но многие свои рисунки Горлов переработал для нового издания, которое он иллюстрировал вместе с Георгием Никольским.
Некоторые из этих рисунков показаны здесь: http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/38646.html

Вероятно, именно развитие детской темы привело Горлова к декоративной анималистической пластике малых форм. Промежуточным этапом на этом пути стала его работа во Всесоюзном научно-экспериментальном институте игрушки в середине 1930-х. Дмитрий Горлов разработал более ста образцов игрушек из дерева и папье-маше, многие из которых были с движением, с шарнировкой. Пользовался успехом его слоненок, выполненный из различных деталей. Он двигал ушами и хоботом, мог то степенно, как взрослый слон, выхаживать, то озорно бежать. А горловский щенок поворачивал голову и, в зависимости от градуса поворота, был то грустным, то веселым.



Слоненок. Игрушка. 1935
Резина. 9х15х5,5 см

В 1943 году Дмитрия Горлова назначают главным художником Гжельского керамического завода, где он создает модели фарфоровых скульптур животных. Многие из них производились потом на других фарфоровых предприятиях, в том числе на Ленинградском фарфоровом заводе. С 1958 года Горлов работает на Дмитровском фарфоровом заводе («Вербилки»).



Рысенок. 1953
Фарфор, надглазурная роспись. 23х17х8 см



Медвежонок на пне. 1957
Роспись подглазурная полихромная. Высота 8 см

23. Дикобраз (подставка для карандашей) 1957 г. Автор модели Горлов. Роспись В.М.Городецкого ЛФЗ.jpg

Дикобраз (карандашница). 1953
Автор модели Д.В.Горлов, роспись В.М.Городецкого
Фарфор, надглазурная роспись, кобальт, золото. 7х11х16 см

В 1940-50-е годы Горлов постоянно экспериментировал, расширяя диапазон возможностей керамики: терракотовая скульптура, статуэтки, керамические многокрасочные панно, настенные барельефы, декоративные изразцы и т.д.



Погоня. Изразец. 1943-44
Майолика. 20х17 см





Лесной заповедник. Рельеф из четырех частей. 1957
Терракота. 70х310 см
Левая и правая части рельефа

К Дмитрию Горлову приходит международный успех – его фарфоровые статуэтки 1958 года «Ослик», «Зебра», «Жирафа», «Зубробизон» в том же году были удостоены на Всемирной выставке в Брюсселе золотой медали «За верность национальным традициям».



Зебра. 1958
Фарфор, надглазурная роспись. 21х10х4 см

Параллельно Горлов работает и в жанре монументальной скульптуры. С 1946 по 1958 год он создает серию из восьми горельефов к памятнику Крылову (автор С.Д.Шапошников; открыт в г. Калинине в 1959 г.). По сторонам от памятника установлены 4 стелы, на каждой из которых смонтированы по 2 горельефа с известными персонажами басен Крылова (высота каждого горельефа в бронзе – 2 метра, ширина – 1 метр 30 см):







Книжные иллюстрации Дмитрия Горлова 1940-х -1950-х годов, пожалуй, повторяют наработки предвоенного десятилетия:



Ёж
Иллюстрация в книжке-картинке Г.Скребицкого «Зоозагадки». 1944



«Зимовье зверей». Русская народная сказка в обработке М.Булатова. 1951



Лиса
Д.Горлов «Про птиц и зверей» (текст Г.Скребицкого и В.Чаплиной). 1952



В.Чаплина. «Малыши в зоопарке». Мурзилка 1953. № 2



Д.В.Горлов. 1960-е

С 1949 г., после смерти своей первой жены, Ольги Серовой (1890-1946), дочери живописца Валентина Серова, Горлов построил дом на берегу Оки, в поселке Соколова Пустынь, с этим домом связаны последние сорок лет его жизни. Отсюда он отправлялся в заповедники Пущино и Аскания Нова. Этот дом существует и в наши дни, в нем находится частный Дом-музей Д.В. Горлова.
Он пережил и вторую жену, которая перед смертью просила его съехаться с ее дочерью (собственных детей у него не было), чтобы та могла ухаживать за ним. Дмитрию Владимировичу было уже за восемьдесят, и ему было уже трудно менять привычную обстановку. Но все же Горлов выполнил просьбу умершей жены и, обменяв свою московскую квартиру, съехался с ее дочерью. А через очень короткое время та буквально выжила его из новой московской квартиры – на дачу в Соколову Пустынь.
Старому и уже весьма больному художнику одному там жить было совершенно невозможно, и Горлова взяли к себе жить Серовы, родственники первой жены. Об этом он рассказал Вере Чаплиной, когда приезжал к ней в гости в 1986 году. Вера Васильевна тогда без обиняков сказала ему: «Митя, тебе надо жениться на какой-нибудь одинокой женщине, она будет за тобой ухаживать, а ты завещаешь ей свою дачу». На что Дмитрий Владимирович ответил: «Дачу я должен оставить Серовым. Понимаешь, они приняли меня в своем доме просто так, без всяких условий, а больше у меня ничего нет…»



Он был исключительно порядочным человеком, и в материально-бытовой жизни особых лавров не снискал. Отдавал себя любимой работе, еще в юности получил репутацией немного странного, «не от мира сего» молодого человека и в преклонные годы остался таким же погруженным в свое творчество.
Пожалуй, он не обладал чувством юмора, и порой его не могли понять даже близкие друзья.
В тот день, приехав к Вере Чаплиной, он показывал ей – так любившей детенышей животных! – рисунки умирающих от голода львят. Наверное, другому художнику она высказала бы жесткие слова об увиденном, но в Мите Горлове она видела большого ребенка и просто воспринимала его таким, как есть.
В ее архиве хранится его рисунок, вероятно, 1960-х годов, который она высоко ценила, как образец прекрасной анималистической работы: «Орел, настигающий зайца».
Загадочная, очень отстраненная вещь. Наверное, столь же отстраненно-строгую красоту художник Дмитрий Горлов умел видеть и воспринимать в природе. Редкий дар.
Но это не «скорбное бесчувствие», а скорее чувственная бесстрастность.



При подготовке поста использованы материалы из архива Веры Чаплиной,
в том числе каталог выставки Д.В.Горлова («Советский художник», М., 1970) со статьей В.Тихановой;
а также интернет-материалы:
http://www.oms.ru/archive/exhibitions/gorlov/index.htm
http://www.vperedsp.ru/statyi/postnews/?id=5350
http://www.museum.ru/N37983

Книги с иллюстрациями Д.В.Горлова можно посмотреть на сайте «Музей детской книги»:
С.Федоченко «Живет, растет, движется» (1931) (http://kid-book-museum.livejournal.com/47860.html)
М.Булатов «Зимовье зверей» (1951) (http://kid-book-museum.livejournal.com/100819.html)
Д.Горлов (текст Г.Скребицкого и В.Чаплиной) «Про птиц и зверей» (1952) (http://kid-book-museum.livejournal.com/50091.html)
Г.Скребицкий «Кто как живет» (1955) (http://kid-book-museum.livejournal.com/410559.html)
Н.Павлова «Мышонок заблудился» (1957) (http://kid-book-museum.livejournal.com/138944.html)
аа

Две книжки Пахомова...

Фотографии в альбоме «Пахомов», на Яндекс.Фотках


Художник Пахомов А. Ф.    Будьте здоровы!  Островой С. Г.- Л.  ДЕТГИЗ. 1954. С.16. Т. 100 000. Ф. А4.

Collapse )

И добавлю тут небольшой отрывочек воспоминаний Курдова о первой встрече с Пахомовым --

"В 1924 году оканчивающих Академию выпускников называли словом «конкурент», равно как и обращение друг к другу словом «коллега» еще бытовало в студенческой среде того времени.
    Вспоминаю, с каким юношеским возбуждением мы, первокурсники, сновали вокруг старших, развешивающих, не замечая нас, свои конкурсные картины.
    Среди выпускников чистым спектральным цветом монохромной живописи заметно выделялись ученики Петрова-Водкина.
    Вместе с дружком своим Чарушиным я смотрел во все глаза с жадностью и любопытством провинциала.
    Вдруг мы оба остановились перед поразившими нас работами. Это были холсты оканчивающего студента Алеши Пахомова. В круглом зале на щите висела его картина «Сенокос», а вокруг он вывешивал этюды к ней, изображающие деревенских детей.
    Не могу объяснить, что заставило нас кинуться к незнакомому человеку, сумбурно высказать свои восторги и признательно пожать ему руку. Может быть, очарование образов белобрысых и босоногих мальчишек, таких близких нам по детству. А может, и живопись каревскои школы, которой мы учились, поклоняясь французскому импрессионизму.
    Мне хорошо запомнился облик художника. Пахомов стоял перед холстом с молотком в руках, одетый в желтую с черными полосами футболку. На нем были парусиновые штаны, замазанные, как у маляра, краской, и на босу ногу сандалии. Он стоял в том оцепенении раздумья, которое я часто замечал на протяжении всей его последующей жизни.
    Впоследствии я не раз испытывал на себе силу поражающего меня искусства Пахомова. Не забуду впечатления, оставленного увиденными мною в Русском музее рисунками к «Бежину лугу» И. С. Тургенева. Уходя с выставки, я уносил их в своем сердце. К сожалению, они потеряны —
   Алексей Федорович забыл их в такси в Москве.

    Спустя годы наши дороги сошлись в Детгизе. К тому времени Пахомов много печатался. Он был первым, кого Лебедев привлек к работе. Николай Андреевич Тырса по этому поводу говорил мне: «Мы решили привлечь нужных для Детгиза молодых художников, из большого числа выбор нал на одного Пахомова».
    Из слов Тырсы видно, с какой прозорливостью Лебедевым подбирались худож­ники. Действительно, Пахомов был для Детгиза художником первой величины. В его первых книжках-картинках «Коса», «Ведро», «Мастер-ломастер» возникли и утвердились образы детей, прошедшие через все его творчество. И в это же время Пахомов сотрудничает в журналах «Жизнь искусства» и «Рабочий и театр», публикуя в них портретные зарисовки актеров в ролях
    В те годы художник подписывал свои работы псевдонимом АФЁПА — начальными буквами своего полного имени. По-моему, по народному звучанию псевдоним подходил Пахомову. "....
аа

Веселье у великих... ))

Не так давно был на невероятно шикарной выставке в Академии художеств, о чём подробно доложу
как тока наведу порядок со съёмкой, а пока - вот шикарный кадр, который удалось там переснять --


Студенты Государственных свободных художественных мастерских:  Чарушин, Костров, Васнецов, Курдов.  1920е гг.

И поскольку в предыдущем посте --
http://kid-book-museum.livejournal.com/946218.html
отнеслись с интересом к воспоминаниям Курдова, добавлю тут ещё одну развесёлую историю его )))) ---

" Однажды Лебедев вывез нас, учеников, в Москву. То была первая большая Выставка книжной графики в 1933 году,
в пору расцвета ленинградского Детгиза. Он хотел и похвалиться нами перед москвичами — своими друзьями-художниками.
      Встреча происходила в мастерской К. Н. Истомина. Кроме хозяина, были С. В. Ге­расимов, В. А. Фаворский, М. С. Родионов
и молодой гравер М. И. Пиков. Лебедев «демонстрировал» нас как лошадей перед знатоками. Ему хотелось, чтобы мы показали себя самобытно.
   Мне, Жене Чарушину и Юре Васнецову предстояло и этот вечер веселить общество москвичей, и мы честно «работали» на Лебедева.
Старались, как только могли.

   Жене Чарушину нужно было говорить по-вятски, рассказывать разные были и небылицы, импровизируя и изображая в лицах нашу студенческую
жизнь, и он до слез уморил всех. Мне нужно было исполнить «танец отца» — так назывался мой пляс, где я вертелся как черт через голову,
выделывая разные антраша, какие мог только выделывать, удивляя этим всех. Потом пели: я — свои уральские частушки,
   Юра — старинные шансонетки и все вместе — «шпанские песенки». Конечно, Юрочка раздевался, исполняя свой коронный номер — балерину,
и говорил на «китайском» языке: «Шарика входит в рота, вы­ходит. . . опа» — и следовал жест, указующий, откуда выходит шарик.
Фаворским нам был представлен художник Пиков — бледный юноша с черной бородой (тогда еще бороды никто не носил). Он что-то сыграл
серьезное на флейте. Потом все хором пели старинные русские песни.
      Пишу, и вспоминается, как было весело и хорошо. А главное, мы были наравне, в товарищеском кругу с замеча­тельными художниками, любимыми нами. Лебедев остался доволен." ... ))))