May 19th, 2012

аа

ЗДРАВСТВУЙТЕ !





Чуть меньше месяца назад исполнилось 50 лет со дня подписания этой книги в печать.
... Она написана пионерами и адресована их ровестникам 21 века -- в 2022 году исполнится
100 лет пионерии , а сейчас получается только 90 лет...
Но я думаю что и не дожидаясь столетия интересно посмотреть эту книгу-обращение.

Данилов Ю. ( обложка) На цв. вклейках рисунки детей. Здравствуйте! Сборник.
- Л. ДЕТГИЗ. 23. 04. 1962. С.120. Т. 500 000. Ф. А4. Переплет картонажный.


В большом размере в альбоме -- интересно почитать это обращение ...


ну и в альбоме там ещё есть картинки..  :))

http://fotki.yandex.ru/users/lkz-ajnjr2010/view/581205?page=0
аа

Впечатления о книге В. Блинова "Русская детская книжка-картинка. 1900-1941"

Оригинал взят у sinyavina в Впечатления о книге В. Блинова "Русская детская книжка-картинка. 1900-1941"

Иллюстрированная книжка или книжка-картинка: впечатления о книге В. Блинова «Русская детская книжка-картинка. 1900-1941»


«Иллюстрированная книжка или книжка-картинка» - так называлась статья Ю. Молока, напечатанная в 1972 году в рамках дискуссии о путях развития детской книжной иллюстрации, развернувшейся в журнале «Детская литература».
Интересно было бы почитать... Чем же все-таки отличаются они друг от друга: иллюстрированная книжка и книжка-картинка.
Прочитав книгу В. Блинова, я так и не поняла.

Замечательно, что в наше время выходят издания, посвященные книге. Истории детской книги в частности.
Но, к сожалению, знакомство с новой книгой приносит как радость, так и разочарование.
Самое главное, что хотелось бы узнать из книги с названием «...книжка-картинка», — это что же такое книжка-картинка, чем она отличается от других изданий для детей. В чем ее специфика? Неповторимое лицо...
Прочитаем определение, которое дает В.Блинов книжке-картинке.
«Книжка-картинка (англ. рicture book; фр. livre d`images) — полиграфический объект (с текстом или без него), как правило цветной и малостраничный, рассчитанный на непосредственное зрительное восприятие и предназначенный, в основном, для детей».
Во-первых, определение дается не основном тексте, а в дополнительном, необязательном — на полях. В то время, как неплохо было бы не просто дать определение в тексте, но и объяснить его. Почему автор взял именно это определение, из какого источника. По хорошему счету этому понятию, его теоретическому пониманию и толкованию надо бы посвятить небольшую главу. Ведь сам автор называет жанр, в котором он написал книгу, монографией (т.е. научным изданием). Ограничиться в таком случае определением на полях — просто не серьезно.
Во-вторых, определение туманно и слишком обобщенно. Почему бы не подставить это определение под иллюстрированную книгу? Может быть, суть кроется в словах «рассчитанный на непосредственное зрительное восприятие»? Т.е. иллюстрированная книжка воспринимается опосредованно — через ... — через текст. ...Что-то я не могу уловить мысль...

Collapse )

http://www.bibliogid.ru/authors/hud/rasskazyohud/ermolaeva

 Описываемый там кинематографический принцип — это и есть классический принцип построения книжки-картинки.
Больше понять, что такое книжка-картинка поможет соответствующая глава в книге Л. Кудрявцевой "Собеседники поэзии и сказки".
Автор книги не приводит определения книжки-картинки, но анализ и иллюстративный материал в большей мере позволяет ее прочувствовать, чем книга В. Блинова.

В заключение хочется сказать еще об одной неприятно задевшей меня стороне этой книги. У меня не сложилось впечатления, что автор любит свою страну. Не по душе мне лично, когда человек, родившийся и выросший в Той стране, использует такие определения по отношению к ней, как «тоталитарное государство». Именно с такими словами на устах выдвинулись люди, в свое время поставившие крест на могуществе нашей страны, сделавшие ее проигравшей в той самой «холодной войне».
...Главным образом это относится к последней главе - «Охота на ведьм». Зачем-то В.Блинову захотелось все очернить и поставить с ног на голову. В результате приведенные иллюстрации из книжек того времени выглядят двусмысленно. Автор пишет о «творческих» разгромах художников, а параллельно приводит иллюстрацию В. Лебедева из «Мистера Твистера», на которой растерянные лица американского миллионера и членов его семейства, - вроде как получается аналогия: миллионер растерян перед тем, что происходит в СССР. А через разворот крупным планом чарушинский тигренок врывается в текст («Эй, не стойте слишком близко - / Я тигренок, а не киска»). И мальчик с пистолетом на рисунке Л. Юдина. А еще того же Чарушина курица с цыпленком. И текст: «традиционные детские сюжеты — жизнь зверей, сказки, игры, загадки — все еще позволяли художникам середины 1930-х сохранять творческую индивидуальность, став для них своего рода убежищем: слишком велик был контраст идиллически отрешенного мира зверей и зверушек Евгения Чарушина... или безмятежной сказочности образов Юрия Васнецова... тому, что происходило в это время в стране. Средством ухода от реальности становилась и работа над так называемой веселой книгой». … «Конечно, смешные книжки для малышей художники и поэты делали и прежде, но в 1930-е годы смех на страницах на страницах детских книг приобрел новый смысл: ...этот смех был «благосклонно разрешенным» забвением от ужаса действительности». (Выделено мной.) «Но это для взрослых», - добавляет автор, забыв, наверное, что книжка-картинка вообще создается для детей и оцениваться должна как произведение, созданное для детей. А интерпретации взрослых годятся разве что для анекдотов, но не для монографии.
Не знаю, надо ли комментировать... Оказывается, все, что мы читали о Чарушине и Васнецова, — было средством ...ухода от реальности. После таких определений остается пожалеть, что у художников не было других средств для этого... Ну, наркотиков, например... Вот бы ушли от реальности...
Почитаешь и создастся впечатление, что Чарушин хотел, наверное, рисовать оргии Берии или казни в застенках НКВД, а ему не давали — вот оно тоталитарное государство.
Только дети (дурачки!) видели в рисунках Радлова, Ротова, Каневского «просто-напросто смешные и интересные картинки». А вот мы сейчас видим в них другое...
Какая чушь... Грустно, что приходится читать такие вымученные тексты об искусстве художников детской книги.