sergej_manit (sergej_manit) wrote,
sergej_manit
sergej_manit

Categories:

Та-ра-ра-бумбия, сижу на тумбе я ;) ...

Оригинал взят у tomtar в Та-ра-ра-бумбия, сижу на тумбе я
Та-ра-ра-бумбия,

Сижу на тумбе я,

И горько плачу я,

Что мало значу я.

Сижу невесел я

И ножки свесил я.

Та-ра-ра-бумбия,

Сижу на тумбе я...




Эта нелепая песенка уже может считаться классикой: "Та-ра-ра-бумбия" рефреном проходит в чеховских "Трех сестрах" и "Володе большом и Володе маленьком", поминается другими авторами и удостоилась статьи в Википедии. В Вики, правда, речь идет о заграничном оригинале - фривольной шансонетке под названием "Ta-ra-ra-Boom-der-ay!", но и отечественный вариант не остался без внимания исследователей (тут и там).



A silly song I heard today.

The melody was bright and gay,

Clever little catchy tune,

I could sing it night or noon.

Tah Rah Rah Boom-di-ay !








Истоки "Тарарабумбии" темны и малопочтенны. Более или менее задокументированная ее история берет начало в Сент-Луисе, где в конце XIX века царила Сара Коннорс, более известная под именем Бейб.



Бейб Коннорс была дочерью плантатора и чернокожей рабыни. После отмены рабства она получила свободу, но шансов распорядится ей у юной мулатки было немного. Бейб выжала из них всё. В 16 лет она была рядовой проституткой в Сент-Луисе, а в 35 уже сама открыла роскошный бордель. Это было элегантное трехэтажное здание, белоснежное снаружи и богато декорированное изнутри. Пол гостиной представлял собой гигантское зеркало, что неизменно занимало посетителей, ибо одетые в длинные платья "девочки" мадам Коннорс не утруждали себя нижним бельем.





Статья о Бейб Коннорс и ее 'Замке'







Но "За́мок", как назвала его владелица, был не каким-то там притоном, это был своего рода ночной клуб, предлагавший посетителям обширную развлекательную программу, возможно, лучшую в Сент-Луисе. Бэйб, в элегантном платье, с ног до головы увешанная бриллиантами, была воплощенным достоинством и шиком. Полной противоположностью ей казалась звезда представлений в "Замке", Мама Лу. Летиция Лула Агата Фонтейн, уроженка Доминиканы, была низенькой, толстой и очень черной. Она всегда одевалась как классическая чернокожая прислуга: в ситцевое платье с полосатым фартуком и косынкой на голове. Мама Лу яростно пикировалась с публикой и - пела. Пела непристойные, но чрезвычайно популярные песни. Часть посетителей приходила в заведение Бейб только ради музыкальных представлений. Рассказывают, что Игнаций Падеревский, давший концерт в Сент-Луисе, на который собралась скудная горстка слушателей, в гневе поинтересовался, имеется ли в этом занюханном городишке что-либо, достойное внимания. Его отвели в "Замок", где Падеревский в компании Мамы Лу промузицировал остаток вечера.



Lottie_Collins_dress.jpg
История умалчивает, за каким именно досугом заглянул в "Замок" композитор и импрессарио Генри Сейерс, но вынес он оттуда одну из песен Мамы Лу - "Тарарабумбию". Приведя текст к более цензурному варианту, Сейерс использовал песенку в качестве вставного номера в водевиле "Приличное общество".



Большого успеха номер не имел, и Сейерс без особых сожалений продал его британскому антрепренеру. Британский вариант шансонетки прозвучал в 1891 году на сцене лондонского мюзик-холла из уст Лотти Коллинз, навсегда ставшей после этого представления "Мисс Та-ра-ра-бум-бия".



Before my song I do conclude

I want it strictly understood

Though fond of fun, I'm never rude

Though not too bad I'm not too good.




"Я то, что надо!" - пела Лотти, дерзко пританцовывая в припеве и высоко вскидывая ногу на "бум". В пене нижних юбок мелькали подвязки. Успех был оглушительным. Публика ломилась на представления, Лотти умело подогревала ажиотаж, время от времени выходя на сцену без панталон, мальчишки распевали:



Lottie Collins lost her drawers.

Won't you kindly lend her yours?


("Лотти Коллинз потеряла штанишки. Не хочешь ли одолжить ей свои?"),



и вся Англия скандировала навязчивый припев - спустя месяц "Та-ра-ра-бум-бия" неслась из каждой шарманки.






Современная стилизация дает жалкое, отдаленнейшее представление о той подлинной одуряющей "Та-ра-ра-бум-бии"













А вот как описывал подобное представление Киплинг:





Киплинг.JPG








Певичка из рассказа "Как голосованием признали Землю плоской" носит другое имя и распевает условные "Дрыгли", но в достоверности описания сомневаться не приходится: на следующей странице триумфальное шествие шлягера по Британским островам сопровождается фразой: "Песня изводила и терзала до умопомрачения своими неотразимыми раскатами "та-ра-ра-бам-ди-эй""





lottie-collins_анонс.jpg
Киплинг познакомился с мюзик-холлом в конце 1890-х, когда Лотти еще продолжала выступать, а ее победный клич не только не забылся, но и приобрел международную популярность.



Менее чем через год после лондонской премьеры "Та-ра-ра-бум-бия" уже гремела в парижских варьете, а трюки с юбками приобрели французскую изощренность. Вскоре прилипчивая шансонетка добралась и до наших весей и тут неожиданно утратила бойкость и приобрела меланхолические нотки: "Сижу невесел я и ножки свесил я".



Чебутыкин (в глубине сцены садится на скамью). Утомился...

(Вынимает из кармана газету.) Пусть поплачут...

(Тихо напевает.) Та-ра-ра-бумбия... сижу на тумбе я... Не все ли равно!

("Три сестры")





кан-кан с тарарабумбией.jpg
"Та-ра-ра-бумбия" оказалась удивительно живучей и заразной. На своей исторической родине она со временем трансформировалась в грубоватый детский стишок, похожий на наши "черные частушки":



Tah-rah-rah-boom-si-ay

We have no school today,

Our teacher passed away.

We shot her yesterday,

We threw her in the bay,

She scared the sharks away.

Tah-rah-rah-boom-si-ay

We have no school today.




Тарарабумбия,

Уроков нет, друзья, -

Убьем учителя

И в море выкинем.





У нас полузабытый поэт Борис Садовской написал в 1916 году с грустной насмешкой:



Тарарабумбия,

Сижу на тумбе я,

Домой не двинусь я –

Там теща ждет меня.

Боюсь изгнания,

Волосодрания.

Такая участь суждена,

Когда ученая жена!

Тарарабумбия,

Здесь не Колумбия:

Здесь наши гласные

Во всем согласные.

Дела доходные,

Водопроводные.

Все нам полиция решит,

Покуда Дума крепко спит.





Спустя несколько лет обэриут Александр Введенский добавил к сидению на тумбе новые оттенки:



Та-ра-ра-бумбия

Сижу на тумбе я.

Простерты руки

К скучной скуке.

Рука простёртая

Ласкает звёздочки,

А солнце мёртвое

Лежит на жёрдочке.

У неё узкая талия

А в руках белое полотенце;

Мои глаза в Австралии

Темнее тамошних туземцев.

Та-ра-ра-бумбия

Сижу на тумбе я.







Последний раз "Тарарабумбия" громко напомнила о себе в 1931 году в первой звуковой советской фильме "Путевка в жизнь". От оригинальной шансонетки там остался лишь с трудом узнаваемый припев да, пожалуй, еще нагловатая шутливость.












"Они распевали <...>": во-первых, потому что им самим хотелось, а во-вторых - такова эта чудовищная песня, - потому что они не могли остановиться. Ни в коем случае не могли остановиться."






Плакат_Лотти Коллинз с ta-ra-ra-boom-de-ay.jpg



Tags: веселье, история кино, песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments