sergej_manit (sergej_manit) wrote,
sergej_manit
sergej_manit

Categories:

Ремарк «На Западном фронте без перемен»...

Оригинал взят у novayagazeta в «За оскорбление чувств ветеранов войны»

Как в Германии под давлением нацистов запрещали фильм,
снятый по роману Ремарка «На Западном фронте без перемен».


Четвертого декабря 1930 года в Берлине состоялась премьера снятого американскими кинематографистами по роману молодого немецкого писателя Эриха Марии Ремарка фильма «На Западном фронте без перемен».

Его книга, возможно, лучшее, что написано о Первой мировой войне, классика литературы ХХ века. Это роман о «потерянном поколении», о молодых немцах, которых без всякого смысла заставили умирать на никому не нужной войне.

Ремарк писал о том, что испытал сам. В ноябре 1916 года со школьной скамьи его призвали в кайзеровскую армию. Он был тяжело ранен. «Вернулось с войны не более половины ушедших, — вспоминал Ремарк. — Те, кто выжил, по сей день не пришли в себя». Он мрачно говорил: «Я — живой покойник».

Роман появился в январе 1929 года. Его читали взахлеб, перевели на разные языки, выдвинули на Нобелевскую премию по литературе; общий тираж сразу превысил несколько миллионов экземпляров.

Но Ремарка возненавидели нацисты...

Киносеансы срывал Геббельс

Цензура при министерстве иностранных дел Германии выдала фильму «На Западном фронте без перемен» прокатное удостоверение.

Тогда в кинотеатр, где демонстрировалась картина, явились первый секретарь столичного горкома партии Йозеф Геббельс и несколько депутатов-нацистов, пользовавшихся неприкосновенностью, а с ними двести штурмовиков. Они бросили в зал дымовые шашки и сорвали сеанс.





Министр народного просвещения и пропаганды Германии Йозеф Геббельс (в центре, в светлом). Фото: AP



Тон в партийном аппарате задавали молодые и радикально настроенные люди. Для них политика — это не дискуссии, не поиски компромисса и согласия в парламенте. Они считали политикой подавление инакомыслия силой — с помощью штурмовых отрядов.

Национально-социалистическое движение дало выход необузданным страстям, предрассудкам и ненависти, пробуждая самые низменные инстинкты. Национальную идею штурмовики понимали просто: «Шлепнуть врагов! Размазать! Загнать в подполье!» Они тренировались в гимнастических залах. Любимым развлечением была драка. Разумеется, только при наличии численного превосходства над противником. Общество пасовало перед отрядами наглеющих штурмовиков.

Геббельс срывал киносеансы пять вечеров подряд. Тогда начальник берлинской полиции Альберт Гржезински, бывший рабочий-металлург и социал-демократ, запретил нацистам демонстрации в столице.

Государственный аппарат недолюбливал нацистов за плебейский экстремизм. Многие чиновники ими брезговали. Но идеи, которые они отстаивали, были симпатичны правящему истеблишменту: культ героизма, фронтового братства, самопожертвования, войны, которая избавит страну от всех ее бед. «Я всегда думал, — писал Ремарк, — что каждый человек — против войны, пока не обнаружил, что есть такие, которые за, особенно если им не нужно идти туда самим».

Националисты призвали президента страны Пауля фон Гинденбурга вмешаться и прекратить показ фильма, «оскорбляющего чувства ветеранов войны». Президент откликнулся на просьбы однополчан.

По указанию федерального министра внутренних дел цензоры пересмотрели свое решение и запретили «На Западном фронте без перемен» — за «низкое эстетическое качество».

Нацисты торжествовали победу. Дело было не только в самом фильме. Принципиально важно доказать свою силу. Шла борьба за командные высоты, за власть и влияние, за право определять содержание духовной жизни в стране: «Мы решаем, что вы будете смотреть в кино!»

Нацисты выиграли эту борьбу, а через три года взяли власть.

Фашизм зависит от способности лидеров движения создать впечатление собственной силы, чтобы заманить в свои ряды одних и запугать других. И если общество позволяет себя запугать, очередной вождь получает возможность делать с этим обществом все, что пожелает. Если же общество отправляет фашиста туда, где ему следует быть, то есть за решетку, общество живет спокойно.

Особый путь

Добившийся запрета фильма Пауль Йозеф Геббельс родился в промышленном городке на левом берегу Рейна. Некрасивый ребенок — несоразмерно большая голова на узких плечах. В семь лет заболел — воспаление костного мозга. Его оперировали. Левая нога стала короче правой. Врачи предупредили родителей, что сын будет хромать всю жизнь и ему придется носить ортопедическую обувь. Он не мог играть с приятелями, потому что был слабее любого из мальчишек. Держался в стороне даже от своих братьев. Он был неудачником, пока его не приметил Гитлер.

Геббельс выделялся среди малограмотной нацистской шпаны изощренной демагогией. Он чувствовал, что немцы, которые со стороны кажутся стопроцентными материалистами, в реальности падки на пафос и высокие слова: великая держава важнее материального благополучия.

Национальные социалисты были прежде всего борцами против всего западного. Запад отождествлялся с либерализмом и парламентской демократией. Демократы пытались направить развитие страны по общеевропейскому пути. Национальные социалисты призывали идти особым путем. Модно было говорить, что немецкая душа несовместима с капитализмом.





Партийный китель Геббельса. Из архивов ФСБ России / РИА Новости



Геббельс занимался интеллектуальной организацией политической ненависти, чтобы сплотить нацию и воспитать восхищение войной.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Tags: Германия, военное, жуть, история кино, книга
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments